Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из докладной записки заведующего агитационно-просветительным отделом Олонецкого губвоенкомата М. Чуменкова о беседе с рабочими-беженцами о положении трудящихся и о режиме на оккупированной интервентами территории Кольского полуострова и северной Карелии.

Докладные, Рапорты, Донесения

Дата: 10 мая 1919 г. Страна: РСФСР, Карелия Не ранее 10 мая 1919 г. 10 мая в 5 час. 20 мин. вечера мы были уже в вагоне поезда, отправляющегося в Лодейное Поле. В вагоне поезда, в котором мы отправились, находилось около 200 чел. рабочих, уезжающих с Мурманского края, с которыми мы сейчас же завели речь о положении дела на Мурмане. Вот что нам рассказали рабочие, выбравшиеся с Мурмана, из тисков белогвардейцев: В первых числах мая месяца белыми в Мурмане был издан приказ за подписью помощника генерал-губернатора Ермолова, что все без исключения рабочие, сочувствующие большевикам, и большевики должны выехать из пределов Мурманского края в трехдневный срок в свою «милую Совдепию», как выражаются английские лейтенанты. Рабочие, сочувствующие Советской власти, были поражены этим приказом, ибо до этого приказа, несмотря ни на какие просьбы, уехать на родину, вырваться с Мурмана, было гласом вопиющего в пустыне. И мы думали, что это новая хитрость мурманского правительства — выпытать из нас большевиков и сочувствующих Советской власти и потом со спокойной совестью, белогвардейской, или расстрелять, или продержать в тюрьмах, что уже и делалось местной властью, которая «заразы большевизма» боится, как черт ладана. Но оказалось, что власть мурманская руководствуется какими- то иными соображениями, издавая этот приказ. И мы, рабочие, прочтя его, начали подавать коллективные заявления о желании выехать с Мурмана. Желающих уехать, подавших заявления было 8500 чел., из них первая партия в 205 чел. и выехала, претерпев ужасы белогвардейских офицеров, именующих себя культурным народом. Прежде чем нас отправить за пределы Мурмана, наша партия рабочих подверглась следующему: с каждого уезжающего рабочего были сняты фотографические карточки, нас раздевали донага и измеряли ступню ноги, измеряли пальцы и т. д., словом, проделывали то, что раньше проделывалось в сыскном отделении. Это делалось для того, чтобы мы, запуганные этим, не имели бы возможности вступить в ряды Красной Армии, и, если бы по каким-либо причинам военного свойства попали бы в плен, тогда бы с нами разговор был несомненно короток — расстрел. Но несмотря на всякие предосторожности и запугивания, чинимые белыми, мы все-таки уехали. До того ненавистна [нам] власть, именующая себя частью Великой Северной России, которую многие едущие с этим поездом, испытывали в течение года. При отправке нас, от нашей партии 205 чел. отобрали все имеющиеся у нас деньги, документы, вещи, словом, отбирали все ценное, даже... были отобраны этими «благородными» офицерами... армии. После отнятия всех денег и ценных вещей нас отпустили, сказав, что не наткнитесь на передовые заставы наши, которые могут вас расстрелять. Три дня мы блуждали по лесу, обходя белогвардейские заставы, на четвертые сутки вышли к разъезду 12, где мы и сели в поезд. Теперь чувствуем себя в безопасности. Из 205 чел. следившие за нами сыщики 5 чел. арестовали и расстреляли, лишь только за то, что они осмеливались говорить про Советскую власть в присутствии сыщиков-негодяев. Настроение Мурманского края к Советской власти — великолепное. Все ждут с нетерпением, когда придет конец царству жандармов. «И смеем вас уверить, — говорили рабочие, — что испытавшие белогвардейскую власть лучше всякой пропаганды увидят, какая власть лучше, наверняка рабочие не захотят иной власти, кроме власти Советов». Состав белой армии. Состав белой армии, оперирующей на Мурмане, следующий: сербские войска, французские, канадцы, американцы, русские добровольцы и итальянцы. Все эти войска, за исключением английских жандармов, отказывались неоднократно выступать против Красной Армии, [они] больше всего несут караульную службу. Матросы с судна «Глория» в категорической форме... местные власти отправить их на родину, но просьба не увенчалась успехом. Тогда они устроили бунт, в результате чего 50 матросов с этого судна были расстреляны. Несмотря на массовые расстрелы и аресты, большевизм глубоко вкоренился на Мурмане. Но вести агитацию приходится подпольно, ибо мастера, как и в старое николаевское время, доносят, будучи провокаторами, мурманской власти, и малейшее движение среди рабочих подавляется силой оружия. Силы белогвардейцев на Мурмане не превышают 9 тыс. чел., из коих больше половины, но нашему мнению, говорят рабочие, ненадежные, т. е. при первой возможности перейдут к красным войскам, нежели будут защищать Куракиных и других царских жандармов. Продовольствие. Хлеб на Мурман привозится из Америки, но хлеба не хватает. К хлебу дают галеты. Во всяком случае богатый класс, живущий на Мурмане, обеспечен более сносно, нежели рабочие, как и в старое время. Штрафы. Во всех мастерских и депо, где только что есть рабочие, введены штрафы. За малейшую провинность — штраф от 75 руб. Так, по рассказу одного рабочего, работавшего в паровозном депо, ему в течение одного месяца не приходилось жалование получать полностью. «Вместо 500 руб. я получал за вычетом штрафа не более 200—250 руб. в месяц». Транспорт. Транспорт на Мурмане износился до невозможности. «Я не знаю», — говорит рабочий с Кеми, — как они будут дальше ездить с их паровозами, ибо последние пришли в полную негодность». Из Америки выписываются специалисты-железнодорожники, но они вряд ли приведут дорогу в должный порядок. Местные же рабочие, несмотря на строгие меры, принятые со стороны власти Мурманска, в пользу поднятия интенсивности труда абсолютно ничего не предпринимают. В этом отношении дело обстоит ужасно плохо... 1 мая. 1 мая нам не позволили даже собираться; нам заявили, что никаких майских праздников быть не должно. Белыми властями на Мурмане питается большая надежда, что Петроград будет взят в июне месяце белыми войсками. При отбирании от нас документов английские лейтенанты заявили, что документы свои вы получите в Петрограде, где в июне месяце мы будем уже победителями. Все отправляющиеся рабочие в количестве 200 чел. едут на родину повидаться с родными и потом отправятся на борьбу с Колчаком. Настроение у рабочих довольно бодрое и уверенное в победе коммунистов. 1 час ночи. Поезд подходит к Лодейному Полю, и мы, делегированные губвоенкомом в сферу военных действий, с большой уверенностью в победу над мировым капиталом выходим из вагона... Заведующий агитационно-организационного отделения губвоенкомата М. Чуменков Источник: ЦГА К АССР, ф. 573, on. 1, д. 669, лл. 77, 79. Подлинник. (1964) Карелия в период гражданской войны и иностранной интервенции 1918-1920 - Стр.152-155
 
21

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных